«Несогласный» отец Павел

Алена Кашура

Солнечные лучи, что пробуждаются над селом Крутые Хутора, начинают свой путь с храма Благовещения Божией Матери. Светящимися робкими нитями протягиваются они от восточных окон к ликам святых, изображённым на стенах и иконах, словно просят благословения на дальнейший путь. И чем выше поднимается солнце, тем большую силу набирает свет. Всё в храме погружается в тёплое сияние: сверкают иконостас и киоты, переливается святое Евангелие в золотистом окладе. А когда через Царские врата из алтаря выходит со Святыми Дарами настоятель храма отец Михаил, от его облачения и Чаши разбегаются в стороны солнечные зайчики.

Вот уже более полутора века не меняют лучики своего маршрута – с тех пор, как в 1856 году поднялись к небу купола храма Благовещения Божией Матери. И, наверное, точно так же, в тёплом сиянии, служил здесь в конце девятнадцатого века священник Павел Щёголев. О нём и пойдёт речь…

ОТЕЦ ПАВЕЛ И МАТУШКА ОЛЬГА

Слева направо в первом ряду сыновья – Михаил, Николай, Василий; во втором – матушка Ольга, дочь Вера, отец Павел, его зять батюшка Николай с матушкой Еленой и дочкой; третий ряд – дочь Нина, сыновья Владимир, Сергей, Алексей. 1915-й год.

Слева направо в первом ряду сыновья – Михаил, Николай, Василий; во втором – матушка Ольга, дочь Вера, отец Павел, его зять батюшка Николай с матушкой Еленой и дочкой; третий ряд – дочь Нина, сыновья Владимир, Сергей, Алексей. 1915-й год.

Отец Павел приехал в Крутые Хутора после окончания духовной семинарии вместе с супругой – Ольгой Алексеевной. Крестьяне сразу почувствовали в молодой семье простой и добрый нрав, открытый рабочему люду. Они не ошиблись…

После каждой службы отец Павел терпеливо разъяснял прихожанам непонятные отрывки из Евангелия, благословлял на добрые дела или же вразумлял строгим словом. А ещё он обучал всех желающих грамоте в церковноприходской школе. Матушка Ольга во всём была верной помощницей батюшке. Пела на клиросе, пекла в домашней печи вкусные просфоры, вместе с батюшкой учила грамоте прихожан. И для каждого, кто пребывал в унынии, находилось у неё ободряющее слово.

Многие селяне, зная о мягком сердце матушки, частенько подбрасывали к дому священника тощих, оголодавших котят. Ольга Алексеевна жалела подкидышей – они тоже создания Божьи. И вскоре от её заботы ребристые бока усатых мяук становились похожими на бочонки.

Добрым родителям Щёголевым Господь даровал девять детей. Чтобы прокормить большое семейство, батюшка завёл хозяйство, обустроил пчелиные домики, посадил сад, где выращивал редкие сорта груш, яблок, огурцов. Крестьяне частенько заходили посмотреть на диковинные для них растения. И отец Павел со всеми делился отростками и саженцами.

ЛИХОЛЕТЬЕ

Шли годы. Дети Щёголевых подрастали. Каждому из них родители старались дать хорошее образование. Но самое главное – сыновья и дочки верили в Бога и на примере отца и матери постигали радость служения людям. Поэтому старшие Серёжа и Алёша пошли по отцовским стопам. А старшая дочь Елена тоже стала матушкой, супругой священника.

Казалось, жизнь размеренным ходом пойдёт дальше: мясоед будет сменяться постом, не смолкнет колокольный звон и по ступеням храма поднимутся ещё много людей, чтобы окрестить новорождённых, обвенчаться или проводить усопших. Но…

В 1917 году, после Октябрьской революции, началось уничтожение православия. По всей стране закрывали и разрушали храмы, священников отправляли в ссылку, верующим людям запрещали молиться, иметь дома иконы.

Вскоре эта страшная волна докатилась и до Крутых Хуторов, оставив в семье Щёголевых глубокие, незаживающие раны. В 1918 году неизвестные убили сыновей-священнослужителей, Алёшу и Серёжу. Спустя несколько месяцев на глазах у матушки Елены, дочери батюшки Павла, застрелили её супруга, священника Николая. А через два года храм Благовещения Божией Матери и вовсе закрыли, и Щёголевы перебрались в Липецк.

В городе некоторые церкви, словно родники в пустыне, продолжали окормлять паству. Отец Павел начал служить в храме Преображения Господня, который находился неподалёку от того места, где сейчас стоит академический театр драмы имени Льва Толстого. Твёрдый и непоколебимый в вере священник продолжал нести людям слово Божье. Но с каждым годом железное кольцо власти всё плотнее сжимало Русскую Православную Церковь. Священнослужителей заставляли говорить с амвона не истинные проповеди, а то, что диктовало советское правительство. Несогласные исчезали…

Отец Павел был таким «несогласным». Он даже отправил в Москву письмо, в котором открыто высказался против установившегося строя. Это не прошло даром. Вместе с несколькими другими священниками батюшку арестовали. Приговор был один на всех – расстрел. Погиб отец Павел в семьдесят пять лет. Шёл тогда 1937-й год – страшный год, унёсший много невинных жизней.

НАСЛЕДСТВО

После смерти отца Павла в доме, где он жил, остались матушка Ольга и младший сын Василий с супругой Марией и тремя детьми. Под страхом смерти сохранили они иконы, облачение священника, его церковные книги. Аккуратно уложили всё в два больших сундука, заперли их, а ключи спрятали.

Мария Александровна с тоской глядела на эти сундуки, думая об отце Павле. Она вспоминала, как противились её родители браку с сыном священника и потому выгнали из дома без приданого. Как тепло принял её батюшка, обучил грамоте и ласково обращался на вы. И ещё вспоминала тот день, когда отца Павла навсегда увели из дома враги православной веры…

Мария закрывала глаза, и перед её мысленным взором появлялись весенний сад, ласковые глаза батюшки. Вот он благословляет её и Василия, а вот даёт будущей маме последний наказ, кивнув на её округлившийся живот: «Родится девочка – назови Надеждой». Наказ был выполнен.

«Помяни, Господи, во царствие Своем душу усопшего раба Твоего Павла», – шептала перед сном Мария Александровна. Она не переставала молиться даже в самые страшные богоборческие годы – настолько прочно заложил в её душе веру отец Павел. А во время Великой Отечественной войны достала из сундука иконы и повесила их в красный угол. Каждый день женщина начинала и заканчивала молитвой. Если нужно было решить важный вопрос (например, продавать или не продавать корову), писала разные варианты ответов на бумажках и прятала их за образ Николая Чудотворца. Утром, после горячей молитвы Святителю, Мария доставала одну из бумажек. Что в ней было написано, то и делала. И всегда у неё всё получалось.

Крепкую веру в Бога хранили и дети отца Павла. Но все они, кроме Василия, уехали из нашего города ещё до Великой Отечественной войны. А сейчас в Липецке живут внучки отца Павла: старшая Ольга и младшая Надежда, получившая благословение дедушки ещё в животе у мамы. Обе уже и сами бабушки.

Дома у каждой сестры хранятся иконы отца Павла, а сердца их согревает вера в Бога – самое главное и важное дедушкино наследство. Наследство, которое теперь они стараются передать дальше…

Алена Кашура, село Крутые Хутора Липецкого района

Просмотров: 642

Эта запись была размещена в Статьи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.