Жизнь нашего прихода

Владимир Башмаков

О жизни и традициях прихода Благовещенского храма села Крутые Хутора Липецкого района рассказывают настоятель храма протоиерей Михаил Чепелев и прихожане храма.

Сказал Господь: «Я пришел для того, чтобы имели жизнь и имели с избытком» (Ин 10:10). Возможно, кому-то при этих словах представляются машины, квартиры, различные ценные вещи, сытая безмятежная жизнь и обладание всяческими благами, какие только можно пожелать. Как иначе-то? Ведь сказано же, что жизнь с избытком! К сожалению, подобного изобилия земных благ ждали от Мессии не только иудеи, предавшие Христа на распятие, но и такие христиане, чьи молитвы не простираются далее просьб о тленных вещах, не получив которые, они с разочарованием отходят от Церкви: «Я просил, но не получил…»

А вот для многочисленных прихожан дружной и сплоченной общины храма Благовещения Пресвятой Богородицы в селе Крутые Хутора Липецкого района понятие «жизнь с избытком» не имеет вообще никакого отношения к материальному благополучию. Для них это определение является главным качеством их приходской жизни, с избытком наполненной миром, любовью и радостью во Христе, Который придает ей глубочайший смысл.

«Что главное в приходской жизни? – отвечает на вопрос настоятель храма протоиерей Михаил Чепелев. – Радость предстоять Богу и любовь, которая эту радость созидает. Если нет любви, то нет и самой приходской жизни, поскольку в таком случае она просто теряет смысл».


РАЗРУШЕННЫЕ ХРАМЫ ВОССТАНАВЛИВАЮТСЯ НА НЕБЕСАХ

Места эти любимы Богом: по воспоминаниям долгожителей, в стародавние времена здесь находился дремучий Монахов лес, получивший свое название от монашеского скита, который предположительно был устроен в самой глубине его дебрей. Документально, к сожалению, это никак не подтверждено, зато сохранились архивные данные о первой деревянной церкви в Крутых Хуторах, прежде называвшихся Поповыми Хуторами, которая появилась в 1849 году – тогда же был открыт и приход. Семью годами позже, в 1856 году, тщанием прихожан была построена теплая каменная церковь с главным престолом во имя Благовещения Пресвятой Богородицы и придельным в честь Святителя Николая Чудотворца.

По архивным данным Тамбовской епархии, в 1893 году в штате церкви числились священник Павел Васильевич Щеголев, диакон Георгий Никитович Лебедев и псаломщик Иван Яковлевич Романовский.

В селе насчитывалось 479 дворов – по сегодняшним понятием цифра просто огромная. В документах 1911 года читаем: «…душ мужского пола 1586, женскаго 1568, великороссы, земледельцы, шерстобиты, валяльщики сапог и войлоков, надел земли у крестьян полторы десятины на душу. В приходе деревня Соловьевка (от церкви в трех верстах). Пруды. Лес. Школы: две церковно-приходских, одна в селе, а другая в деревне. Есть церковно-приходское попечительство и кредитное товарищество. Имеются опись церковнаго имущества. Метрическия книги с 1849 года. Библиотека в 40 томов». Заметим, что в те времена далеко не каждое село могло позволить себе иметь библиотеку в сорок томов. А валенки в Крутых Хуторах валяют и сегодня, в начале века двадцать первого, как его называют, цифрового. Впрочем, даже в нашем цифровом столетии зимы холодные и без валенок никак не обойтись…

Так жить бы селянам и радоваться, да Бога славить, но в 1918 году по Крутым Хуторам прокатилось безумное красное колесо: озверевшая толпа, подстрекаемая «революционно настроенной» матросней, вернувшейся из Петрограда, расправилась поблизости от храма с двумя из девяти детей священника Павла Щеголева — Алексием и Сергием, закончившими духовную семинарию.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Место их упокоения долгое время находилось в неухоженном состоянии, информация о нем была практически утеряна и лишь недавно тщанием благочестивых жителей Крутых Хуторов могилы Алексия и Сергия Щеголевых были приведены в порядок. По информации местных жителей, честные останки сыновей священника по прошествии сотни лет предположительно остаются нетленными, что было установлено во время копки одной из соседних могил, расположенных в непосредственной близости от захоронения Алексия и Сергия.

Печально сложилась и судьба дочери священника Елены, которая стала матушкой. Спустя несколько месяцев после зверской расправы над Алексием и Сергием на глазах у Елены застрелили ее супруга – священника Николая. Не избежал мученической кончины и сам отец Павел, которого в 1937 году арестовали по известному групповому делу епископа Александра (Торопова) и расстреляли 15 октября 1937 постановлением тройки УНКВД по Воронежской области в числе других двадцати священнослужителей.

За восстановление заброшенного Благовещенского храма взялись лишь в начале двухтысячных. Печально, но все эти годы храм и территория, прилегающая к нему, использовались в качестве свалки: толщина слоя мусора в отдельных местах составляла несколько метров. Чтобы вывезти его, кузовной КАМАЗ, предоставленный благотворителями, совершил 120 рейсов. Прихрамовая территория заросла деревьями, которые пришлось корчевать при помощи металлического троса, закрепленного на ковше экскаватора.

И все же храм, где когда-то совершалась Божественная литургия, даже если он осквернен безбожниками, остается местом, где Ангелы день и ночь совершают богослужение, которое не прерывается ни на мгновение – разрушенные на грешной земле храмы восстанавливаются на небесах.

КАК СОБРАТЬ ПРИХОД?

– 5 сентября 2004 года в Свято-Тихоновском монастыре Задонска епископ Липецкий и Елецкий Никон рукоположил меня в сан диакона, – вспоминает протоиерей Михаил Чепелев волнующие моменты двенадцатилетней давности. – А через три недели, в Рождество-Богородицком монастыре Задонска, я был хиротонисан во иерея. Через месяц Владыка приехал в храм Благовещения Пресвятой Богородицы села Крутые Хутора для освящения престол, куда был приглашен и я. После Божественной литургии Владыка представил меня как настоятеля этого храма, а также двух других церквей в соседних селах – Васильевке и Студеных Хуторах.

Первые годы было очень трудно и нелегко – не хватало духовного образования, навыков не было, – рассказывает отец Михаил. – Но Господь никогда не оставлял и поддерживал! На первое время одной из самых главных и трудных задач было собрать приход. А как найти людей-единомышленников в сельской глубинке? Ведь не дашь объявление в газете или на радио, что требуются люди с православным мировоззрением, да желательно с «золотыми руками», чтобы могли потрудиться и на восстановлении храмов. Не раз обращался за помощью к Владыке, и, по его молитвам, люди сами приходили.

Первый пастырский опыт показал, что православные люди тоже все разные. Иной человек молится, крестится, все правильно делает, опрятный и аккуратный, не нарадуешься на него, но чуть его задели, и сразу благообразие улетучивается. А другой может быть столько и не знает, многого не умеет, но у него горит душа, он всем готов поделиться. Надо, к примеру, разместить на ночлег крестоходцев – пожалуйста! Надо пожертвовать личным временем, чтобы помочь храму – он с готовностью берется за любое дело и не задает вопросов: «А почему я?» Далеко не каждый на это способен.

Господь каждому из нас дает свободу и право выбора – никого насильно в храм не гонит и не заставляет быть прихожанином: Иисус Христос всегда впереди, Он никогда не идет сзади с палкой, чтобы направлять кого-то силой на путь истинный.

В Евангелии сказано: «Се, стою у двери, и стучу: если кто услышит голос Мой, и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною» (Откр 3:20). Откроешь свое сердце – Господь придет, не откроешь – Он будет всю жизнь печься о тебе, Он никогда тебя не бросит, никогда не отвернется. Ты только услышь этот стук! Ответь на Его любовь своей жизнью, своим покаянием.

О временах, когда приход только-только начинал складываться, вспоминает прихожанин Благовещенского храма Сергей Ефанов, ныне глава семейства, в котором воспитывается четырнадцать детей, собственных и приемных:

«Мы с супругой Валентиной тогда жили в Васильевке, где я занимался реставрацией местного храма Рождества Пресвятой Богородицы. Там мы с отцом Михаилом и познакомились. Как-то вечером мне говорят: «В восстанавливаемый храм новый батюшка приехал, тебя зовет». Прихожу, а отец Михаил мне говорит: «Завтра будем совершать Божественную литургию – к утру нужен иконостас и алтарь. Успеешь до утра?» «Успею…», – отвечаю, а сам, честно говоря, не очень-то верю, что такое возможно. Можете себе представить – поставить за ночь пусть даже и временный, но иконостас, Царские врата соорудить, да еще двое диаконских – северные и южные? Но с Божьей помощью за ночь управился и уже к пяти утра иконостас с алтарем были готовы, да еще и временная солея с амвоном. Позже сделали все капитально, как и положено.

Потом батюшку перевели в Крутые Хутора, и мы по его благословению тоже туда переехали. Стали подыскивать дом, который могли бы позволить себе купить и нашли жилище по цене было вдвое дешевле, чем подобные дома. Тогда мы с Валентиной подумали, что нам «повезло», и лишь спустя несколько лет до нас стало доходить, что это было неспроста – так Господь по молитвам отца Михаила управил. Ведь переезжали-то мы не просто так, не из-за «охоты к перемене мест», а по благословению!»

МАЛАЯ ЦЕРКОВЬ СЕМЬИ ЕФАНОВЫХ

Выражение «семья – малая церковь» дошло до сегодняшних дней с ранних веков христианства. Апостол Павел в своих посланиях упоминает особенно близких ему христиан, супругов Акилу и Прискиллу, и приветствует «…домашнюю их церковь» (Рим 16:4).

После того, как Сергей с Валентиной перебрались в Крутые Хутора, здесь, помимо Благовещенского храма, появился у них еще один храм — «наша малая церковь», как они сами называют свою семью.

На вопрос, изменилась ли их жизнь после прихода к вере, супруги дружно отвечают: «Все изменилось, вся жизнь изменилась. Когда мы только начинали путь к вере, у нас был один ребенок, а сейчас – четырнадцать, из которых шесть приемных. В феврале этого года родился сын – Михаил». О том, что у них родится мальчик, родители узнали задолго до того, как будущей маме было сделано УЗИ-исследование: об этом им предсказал келейник старца Илия (Ноздрина) отец Илиодор, который окормляет приход Благовещенского храма. Два года назад он с такой же точностью, задолго до УЗИ- диагностики, сообщил родителям, что у них родится мальчик, которого благословил назвать Николаем – так и вышло.

«Моя мама всегда в церковном хоре пела, – вспоминает свои детские годы Валентина. – Тем не менее, ходить в храм каждое воскресенье меня так и не приучили. Мы с Сергеем, конечно, знали, что Господь есть. Поэтому венчались, крестили своего первого ребенка. Но не потому, что было какое-то осознанное стремление и зов души, а скорее по причине того, что так принято. В храм мы с Сергеем первое время ходили, как придется: в одно воскресенье пойдем, а другое пропустим.

И если бы батюшка Михаил со своей бездонной любовью не потянул нас за собой, то так и жили бы в темноте безверия. Он всегда нас отечески на путь истинный наставляет. Сейчас ни одной службы не пропускаю, пою в церковном хоре. У меня все дети на клиросе выросли, я всегда брала их с собой, мы для них даже специальную колыбельку на клиросе устроили. За эти годы я заметила, как благотворно на детях духовное пение сказывается: они хорошо спят и совсем не капризничают. Да и музыкальный слух, я уверена, у них будет очень хороший».

«Господь подсказал», – отвечают супруги на вопрос о том, как им пришла мысль взять приемного ребенка.

«Лет шесть назад лежала я с одним из своих детей в Боринской больнице, – вспоминает Валентина историю появления в семье первого приемного ребенка. – Рядом с нами лежал мальчик, к которому почему-то никто не приходил. Я поинтересовалась у врачей, почему его никто не навещает. Те ответили, что он из Боринского детского дома. Детдомовский! Слово-то какое страшное. Стали мы его подкармливать, играть и гулять вместе. Так и прикипели друг к другу.

Сначала на лето его к себе взяли – он, слава Богу, был не против. Потом пошли к отцу Михаилу, чтобы посоветоваться и взять благословение – к тому времени мы без батюшкиного благословения уже ничего не предпринимали. Тот говорит мне: «У тебя своих трое, потянешь ли, Валентина, такую ношу?» И начал меня жалеть. Он всегда меня жалеет, ведь я – то беременная, то кормящая. Пожалел он меня, по голове погладил и… благословил ребенка взять. Стали мы мальчика брать к себе на выходные и в зимнее время – благо, что ехать до Борино совсем недалеко.

И вскоре стал он нам своим, родным, а в детском доме начал чувствовать себя белой вороной. Забрали мы его к себе, потом его сестренку, а следом ее подружку, которая в детском доме плакала без них день и ночь.

Чуть позже нам позвонили из управления опеки, сказали, что есть трое детей, две сестры и брат, которых полгода назад забрали у матери, лишенной родительских прав, – их собирались передавать в детский дом, где их бы развели по разным группам, разлучили бы!

Поехали знакомиться. Воспитатели предупреждают, что нам с ними тяжело будет общаться: уж очень они неразговорчивые и замкнутые. Стали мы с ними разговаривать. Потом они нам два часа подряд и стихи рассказывали, и песни пели, и танцы исполняли, а потом уже у нас обнимашки-целовашки пошли. И когда мы уезжали домой в Крутые Хутора, то были уверены, что они поедут к нам и будут жить в нашем доме.

Никакие они оказались не замкнутые, а очень даже разговорчивые! Нормальные дети, но с очень тонкой и ранимой душой, которым за свою короткую жизнь довелось много чего хлебнуть. Отогрели мы их! Они на глазах меняются, растут, хорошо развиваются. Ведь им много не надо – на заботу, ласку и доброе слово они сразу же откликаются. И когда дети чувствуют с твоей стороны готовность поделиться душевным теплом, по воле Божьей происходят чудеса.

Ефановы уповают на Бога и на жизнь не жалуются: Мария, София, Марк, Геннадий, Тихон, Александр, Эльвира (в крещении Надежда), Владимир, Александра, Вика, Ульяна, Анна, Николай и самый маленький Михаил живут в доме, который благодаря золотым рукам мастеровитого Сергея Ефанова превратился из двухкомнатного в шестикомнатный.

«Малая церковь» перемещается на микроавтобусе «Фольксваген», который был подарен семье администрацией Липецкой области после того, как у Ефановых стало десять детей. Впрочем, не за горами то время, когда микроавтобус придется менять на полноразмерный.

Учатся дети Ефановых только на «хорошо» и «отлично». По словам главы семейства, тройка, не говоря уже о двойке, полученная в школе, является чрезвычайным происшествием. И если такое случается, то плохие оценки стараются как можно быстрее исправить. «Да, такое у нас правило, – говорит Сергей Ефанов. – Как в военно-морском подводном училище, в котором я учился в молодости. Не исправишь двойку – не пойдешь в увольнение на берег, в отпуск не поедешь и т. д. И мы у себя в семье решили поддерживать такую же дисциплину в учебе. Как на подводной лодке! Ответственность и трудолюбие надо с детства прививать».

В семье разделение труда, каждому по силам и по возрасту: ребята помогают отцу, девочки – матери. Дочери занимаются вместе с Валентиной приготовлением пищи, а обязанности мальчишек – принести воды и картошки, вынести мусор, присмотреть за коровами и овцами. До недавнего времени в семье было две коровы.

По словам Софии Ефановой, второй по старшинству дочери, в дружной православной семье принято соборно читать утреннее и вечернее правило, вместе готовиться к Таинству Причащения, читать Евангелие и Псалтирь, все семьей готовиться к праздникам. «В храм мы начинаем ходим с самых малых лет, – рассказывает София. – У нас в семье такое правило: научился ходить, значит, уже пора на своих ножках в храм. У нас заведено, чтобы старшие подводили к Причастию младших, а с пяти лет наши малыши начинают ходить в воскресную школу».

Каждое лето Ефановы отправляются с палатками на море, а зимой закаляются, бегая по снегу, каждое воскресенье погружаются в купель и, конечно же, соблюдают посты. По словам Софии, родители постятся строго, а детям бывают послабления. «Все мы, кроме самых маленьких, знаем «Отче наш», «Богородице Дево, радуйся», «Символ Веры», другие важные молитвы. В каждой комнате есть красный уголок с иконами.

Каждое лето старшие дети Ефановых ходят до Задонска с крестным ходом, который проходит через Крутые Хутора. «Это незабываемое впечатление. Когда все вместе идут и молятся – возникает необыкновенное чувство. Соборная молитва дает силы, и дорога до Задонска пролетает незаметно», – поделилась София.

В октябре 2016 года семья Ефановых победила на Всероссийском конкурсе художественного творчества «Всероссийская ассамблея замещающих семей», завоевав первое место. А стихотворение Софии Ефановой о российском флаге, получившее диплом победителя, заинтересовало присутствовавшего на ассамблее профессионального композитора, который выразил желание положить слова на музыку.

С позволения автора мы приводим текст этого стихотворения полностью:

Великая наша Россия святая,
Мы любим родные просторы твои.
В горах и степях красота неземная:
Леса и озера, сады, соловьи.
Гордимся мы флагом, гербом величавым
И любим открытых и добрых людей.
Гордимся могучим крестом православным,
Отвагою воинов, смехом детей.
А реет над нами трехцветное знамя.
И первый цвет белый — добра, чистоты –
В нем ангелов пенье и сладость молчанья,
Цвет мира и правды, и светлой мечты.
Бездонное синее небо за белым,
Цвет Матери Божьей и речки поток,
Цвет твердости духа и истинной веры,
И родниковой водицы глоток.
А красный — цвет мужества, силы народа,
Цвет крови, пролитой за веру и Русь –
Врагам устрашенье, России свобода,
В нем радость и счастье, и тяжкая грусть.
Чтоб флаг над Россией мог развеваться, России верны мы,
Будь мир иль война, нам надо до каждой души достучаться –
Россия родная нам Богом дана.

Впрочем, это не первое стихотворение Софии Ефановой, которая уже занимала первое место на Всероссийском конкурсе юных поэтов.

В завершение разговора, мы поинтересовались у Софии, что, на ее взгляд, самое трудное для подрастающего православного человека. «Наверное, просто стоять и молиться в храме, ни на что не отвлекаясь, не думая ни о чем постороннем – часто бывает так, что в голове появляются какие-то другие мысли. Взрослым, наверное, в этом смысле проще», – поделилась юная поэтесса.

Ах, Сонечка! Если бы ты только знала, насколько непросто и взрослым избавиться от этих «других мыслей»!

ПУТИ ГОСПОДНИ НЕИСПОВЕДИМЫ

Ни для кого не секрет, что большая часть священнослужителей – выходцы из духовных семей. Тем не менее, жизненный путь бывшего государственного служащего Михаила Чепелева, занимавшего прежде весьма высокую должность в администрации Воронежской области, является еще одним подтверждением того, что пути Господни неисповедимы: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поставил вас» (Ин 15:16).

«Такого не бывает, чтобы человек приходил к вере по каким-то готовым рецептам, – говорит отец Михаил. – Путь каждого особенный, хотя какие-то общие закономерности, конечно же, есть: кто-то приходит к вере скорбями, другие – болезнями, а иные – великой радостью. Да, все очень индивидуально, но всех нас, жителей России, объединяет одно общее свойство, сильнее которого ничего быть не может: православные корни.

– Наверное, большинство находящихся в священном сане на вопрос: «Что привело вас к священству?» ответят, что Господь привел. Для мирского человека это часто остается за гранью понимания, – продолжает батюшка. – Тем не менее, случайностей не бывает, и когда начинаешь вспоминать события, которые вели тебя к иерейской хиротонии, становится абсолютно понятным, что к твоему нынешнему служению тебя вел Сам Господь…

Детство я провел в городе Боброве Воронежской области, и помню, как по весне, ближе к Пасхе, на улицах продавали куличи, – а я в то время был пионером, ходил с красным галстуком, в старших классах возглавлял комсомольскую организацию школы. Наши бабушки ходили в храм, и нас, детвору, туда водили, многих из нас крестили по настоянию бабушек, порой это делалось тайно от родителей, дабы избежать неприятностей по партийной или профсоюзной линии. Но даже в самое суровое безбожное время властям не удавалось вытравить из жизни народа дух православной веры. Можно, конечно, силой запретить людям ходить в храм, но душа-то православная все равно к храму тянется, ей всегда чего-то не хватает. Даже неверующие люди признаются, что после того, как зайдут храм, чувствуют облегчение и благодать. Хотя, по их же собственным словам, в Бога не веруют».

В 1976 году, когда Михаилу исполнилось 15 лет, у него умерла мама. Справляться с воспитанием двух сыновей, Михаила и его старшего брата Александра, овдовевшему отцу Николаю помогала бабушка по материнской линии Анастасия – человек верующий, прихожанка местного Успенского храма, которая старалась приобщить внука к православной вере. В доме Чепелевых всегда был красный угол, крещенская вода, просфоры, освященная вербочка, на Пасху пекли куличи и красили яйца.

После школы была служба в армии, учеба в институте, начало профессиональной деятельности, свадьба с Мариной, с которой будущий батюшка познакомился еще в студенческие годы, рождение дочери Анны, названной этим именем в честь покойной мамы Михаила. Супруги Чепелевы свою дочь крестили, а через три года после этого обвенчались – бабушкины уроки не прошли впустую.

Карьера молодого Михаила Чепелева быстро шла в гору: он работал на успешном предприятии общественного питания «Евротрейд», обслуживающем государственных чиновников и многочисленные делегации, в том числе и иностранные, затем его избрали членом президиума обкома профсоюзов Воронежской области. В перестроечные годы он занимал должность помощника генерального директора корпорации «Агроконтракт», после чего перешел на государственную службу, став заместителем начальника управления служебных зданий администрации Воронежской области – все складывалось наилучшим образом. Что, казалось бы, можно было еще пожелать? Полное материальное благополучие!

И лишь немногим было ведомо, что молодой успешный чиновник частенько наведывается в Воронежский Алексиево-Акатов монастырь за духовными наставлениями игумена Поликарпа, помогает строящимся храмам. А из поездки на Афон, где Михаил Николаевич побывал вместе со старцем, он, по его собственному признанию, вернулся уже другим человеком. Постепенно менялось все: круг общения, жизненные приоритеты, увлечения прежних лет становились неинтересными.

Под стать Михаилу Николаевичу менялась и его супруга Марина, которая, как бы сейчас сказали, радикально изменила имидж: отказалась от косметики, перешла на благочестивый гардероб – неброскую одежду спокойных цветов, длинные юбки, что в ее окружении вызвало полное недоумение. Еще бы! В их глазах директор одного из лучших воронежских ресторанов «опустилась» до уровня обычной простолюдинки! Но Марина не обращала внимания на пересуды. В своем коллективе она призывала людей венчаться, крестить детей, чаще бывать в храме, причащаться, собороваться, став настоящей подвижницей православной веры и надежной помощницей супруга.

В конце девяностых годов супруги Чепелевы вместе с дочерью Анной отправились в паломническую поездку в Иерусалим, которая стала новым этапом в их духовном становлении. Отец Михаил вспоминает: «В те годы паломников оставляли ночевать в главном храме Иерусалима, где они спали на полу. Уложили в храме и нас, но посреди ночи, уже не помню по какой причине, нас всех срочно разбудили и быстро вывели на улицу. И как только мы, спешно собрав свои пожитки, вышли из храма, точнехонько на место, где спала наша дочь Анна, рухнула массивная колонна. Я уже тогда не сомневался в существовании Бога, но этот случай стал для нас супругой, да и для нашей дочери, одним из тех, которые принято называть знаковыми.

Также знаковой, даже, пожалуй, судьбоносной, стала поездка со старцем Поликарпом в Задонский Рождество-Богородицкий мужской монастырь к Владыке Никону, который благословил меня носить подрясник, изучать богослужебный чин, читать Евангелие и Псалтирь».

Начиная с 2001 года, на протяжении полутора лет, Михаил Николаевич служил алтарником в Троицком храме села Боровое неподалеку от Воронежа, нес самые разнообразные послушания, был и звонарем, и чтецом.

На всю жизнь в памяти будущего настоятеля храма сохранилось воспоминание о том, как ему впервые довелось читать псалмы на одном из богослужений в Троицком храме: «Я вышел в центр храма и приступил к чтению псалмов, испытывая огромное чувство неловкости. Конечно, это была ломка сознания и поведенческих стереотипов. Человек, вчера носивший светский костюм, галстук и рубашку с запонками, надел подрясник и начал читать не договор, инструкцию или техническую документацию, а шестопсалмие, держа в руке зажженную свечу. Прихожан собралось, наверное, человек триста, причем некоторые из них прекрасно знали меня другого – бывшего прежде чиновником Чепелевым. И хотя я очень волновался, но читал все же ясно, громко и четко – так, чтобы все слышали».

А уже в сентябре 2004 года произошло то, о чем было сказано выше: раб Божий Михаил был рукоположен во диакона, а тремя неделями позже – во иерея.

ЦЕРКОВЬ – ЭТО ОРГАНИЗМ ЛЮБВИ

У выдающегося русского философа, писателя и славянофила Алексея Хомякова есть замечательное произведение «Церковь одна», в котором Алексей Степанович пишет, что Церковь – это организм любви. И только находясь в недрах самой Церкви, являясь постоянным прихожанином православного храма, человек может это постичь, причем постичь только очень серьезным и глубоким трудом во славу Божью. На приходе Благовещенского храма в Крутых Хуторах это ощущается в полной мере.

«Наш приход наполнен любовью и атмосферой общего служения, в которую ты погружаешься полностью, – говорит прихожанка Ольга Бойкова. – Однажды я была в Оптиной пустыни и один из оптинских монахов посоветовал мне найти такой приход, где я бы могла, решая свои проблемы, возрастать духовно. «Кому я нужна со своими проблемами? Где меня ждут?», – подумала я тогда. Но Господь управил так, что по дороге в Липецк моей соседкой в автобусе оказалась прихожанка Благовещенского храма, по совету которой я и пришла сюда. Поначалу я присматривалась, привыкая к незнакомой обстановке, но вскоре почувствовала, что окружена любовью. И хотя меня здесь не знали, тем не менее, радостно встречали, интересовались – как ты? Волновались о тебе. Здесь я воочию увидела христианскую любовь.

Здесь тебя никогда не оставят наедине с твоими проблемами: на приходе происходит непрерывное духовное наставничество, тебя постоянно подтягивают, как троечника в школе (смеется). За эти три года, которые мне посчастливилось провести на приходе Благовещенского храма, я стала совершенно другим человеком, а слова Спасителя «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга; как Я возлюбил вас, так и вы да любите друг друга» (Ин 13:34) поселились в моей душе, которая при первой же возможности рвется сюда, в Крутые Хутора.

С Ольгой Бойковой солидарна прихожанка Ольга Коротких: «Когда возвращаешься домой после богослужения в Благовещенском храме, атмосфера благодати еще долго не отпускает тебя. В нашем храме не увидишь, чтобы человек, присутствующий на богослужении, в нем бы не участвовал: каждому раздаются листочки с текстами молитв и песнопений. На молебнах и панихидах записки прочитываются всеми по нескольку раз: я на собственном опыте почувствовала силу соборной молитвы и ее способность творить чудеса.

Это не просто общие слова, я приведу конкретный и очень убедительный пример: дочь моей сестры, моя внучка, родилась с врожденной онкологической патологией, которая проявилась на втором месяце жизни – такое великое горе постигло нашу семью! Узнав об этом, я сразу же отправилась в храм, и, не говоря никому ни слова, стала молиться перед иконой Божьей Матери «Всецарица» о ниспослании исцеления нашей крошке. Ко мне сразу же подошла матушка Марина: «Ольга, что случилось?» Вскоре весь храм молился о здравии моей племянницы.

И любовь совершила чудо: малышке, которой диагностировали терминальную стадию заболевания, сделали успешную операцию, она пошла на поправку и теперь стоит только лишь на диспансерном учете. Такое при данном заболевании, по словам врачей, крайне редко случается и никто из них так и не смог объяснить, почему это произошло. А я, хоть и не врач, объяснить могу: это чудо, которое случилось благодаря соборной молитве. Другие объяснения попросту неуместны!

«У нас на приходе всегда знают, кому нужна помощь, за кого надо соборно помолиться, никого не забывают – мы вместе, – подхватывает слова Ольги Коротких раба Божия Людмила. – Сама я к вере пришла уже в сознательном возрасте, пришла скорбями, как многие к ней приходят… Быть прихожанином нашего храма, значит «прибавлять духовной мудрости». Раньше я, к примеру, не могла понять фразу преподобного Ефрема Сирина: «Без печали и скорби нет спасения». А теперь благодаря духовной поддержке отца Михаила и всего прихода мне открылось, что скорбями и печалями Господь возлагает на нас крест, но не для того, чтобы придавить нас им к земле, а чтобы мы хотя бы пытались анализировать свои мысли, слова и поступки и не погибли во грехах.

Или взять слова: «Кого Бог любит, того и наказывает» (Притч 3.12). Каюсь, но прежде они вызывали у меня чувство внутреннего протеста. Как это наказывает? Что же это за любовь такая? Но постепенно до меня стало доходить, что Господь таким образом помогает тем, кого любит, возрасти духовно, приблизиться к Нему.

«Наш приход исполнен любовью, – говорит Ольга Велесова. – Я давно хожу в храм и замечаю перемены к лучшему: молодежи и мужчин прибавилось, люди стали добрее, честнее, стараются больше помогать другим. Нас в детстве тайно крестили бабушки по домам, а сама я к вере пришла поздно, лет в двадцать шесть.

Шла, помню, как-то мимо храма и просто зашла – это была Преображенская церковь в Липецке. Зашла даже без платка – просто понятия не имела, что женщины должны входить в храм с покрытой головой. Мне никто тогда никаких замечаний не сделал, но внутри что-то переменилось, и я поняла, что должна ходить в церковь, что это мое. А потом мы с мужем переехали в Крутые Хутора и очень полюбили свой храм: тут у нас благодать Божья, – это как вторая семья. Входишь в храм – и душа растворяется. Здесь тебе каждый рад, для каждого у батюшки Михаила найдется ласковое слово. Он даже, когда нас за какие-то провинности по-отечески отчитывает, то всегда по голове гладит. Относится к нам, как к детям – каждого оберегает. Мы даже с мужем наше село между собой не Крутыми Хуторами называем, а Райскими, где правит любовь.

Приход у нас крепкий, как в миру бы сказали, – стабильный, – говорит алтарник храма Геннадий Ивашов. – Каждый человек по-разному к вере приходит. Иному достаточно только раз в храм войти, чтобы воцерковиться. Другого хоть сомнения и одолевают, но он все-таки приходит. Кто-то всю жизнь храм стороной обходит. Один человек в каждом прожитом дне видит чудо, а другой за всю свою жизнь ни одного чуда не увидит, да еще скажет, что жизнь прожил никчемную.

…В нашем храме много святынь: распятие с частицей Честного Животворящего Древа Креста Господня, частичка мощей целителя и великомученика Пантелеимона, частица Ризы Пресвятой Богородицы, которые греют благодатью душу православного человека.

Все, что происходит с каждым прихожанином, в том числе и со мной, грешным – все по милости Божьей.

От нас самих немногое зависит – мало ли чего о себе подумаю?! Человек меняется с Божьей помощью – одни быстрее, другие дольше. У человека должна быть жажда духовной жизни и стремление к общению с Господом. А некоторые, увы, просто у иконы постоят и уходят. Но если Господь видит твое стремление и рвение, то Он тебя поддержит, будет помогать. И я когда-то был далек от Церкви, но Господь призвал, и лет в сорок пять я начал воцерковляться, а теперь свою жизнь без храма не представляю.

Сейчас уже даже не верится, что мог курить и не соблюдать посты. Впрочем, первое время с нетерпением ждал окончания богослужения, чтобы выйти на улицу и покурить. Помню, поначалу удивлялся, как это старые бабульки выстаивают службу не шелохнувшись, стоят словно столбики?! А сам за время службы весь извертишься – аж пятки горят! Но когда Господь ведет, меняешься. Через пару лет почувствовал, что становлюсь другим человеком, что «захожанин» постепенно превращается в прихожанина.

К разговору подключается раб божий Виктор: «Мы на своем приходе счастливые. Я иной раз по несколько часов с батюшкой разговариваю. Хоть я человек совсем уже немолодой и многое в жизни повидал, он всегда найдет, что посоветовать и подсказать. Приходишь к нему, как к отцу родному.

Когда ты чувствуешь себя прихожанином – легче жить на свете. И чем больше приход, тем благостнее: когда нас много, Господь лучше нас слышит. А ведь к нам народ приезжает из Липецка, Воронежа, Лебедяни, Ельца, Орла, Брянска, отовсюду – даже из Москвы и других стран едут. Оно и понятно – у нас в храме столько икон с частичками мощей святых угодников Божиих, рядом святой источник с купелью, и обязательно – соборная трапеза после службы. Ехать из Крутых Хуторов голодными батюшка никого не благословляет. Слава Богу за все!

ЖИЗНЬ ПРИХОДА – ДЕЛО ОБЩЕЕ

По словам протоиерея Михаила Чепелева, настоящие прихожане – это не просто случайные знакомые, а подлинные единомышленники, помогающие друг другу в самом главном общем деле – деле спасения души. Важно, чтобы для верующих, объединенных Евхаристической Чашей, храм действительно стал вторым домом, а приходская община – второй семьей.

                              Храмовая икона Благовещения Пресвятой Богородицы

Надо понимать, что храм – это место, где совершается Евхаристия, – поясняет настоятель Благовещенского храма, – а не православный клуб общения. Священник – не культмассовый работник, он не должен что-то такое особенное придумывать, чтобы сплотить своих прихожан. Я совершаю службы строго по требнику, буква в букву. А любую требу, священнодействие исполняет не священник, не отец Михаил, как многие ошибочно полагают, а Сам Господь.

Повторюсь, что верующих на приходе объединяет Евхаристическая Чаша, соборная молитва и желание вместе жить духовной жизнью, вместе трудиться на приходе. Если наш прихожанин силен в каком-то ремесле, умеет что-то делать профессионально и как-то хочет этим послужить, то приходит и говорит: «Отец Михаил, я могу быть полезен тем-то и тем-то». Поэтому у нас на приходе собралось очень много инициативных и толковых людей, которые строят «дом духовный». А духовная жизнь всегда человека омолаживает и новотворит!»

Сказано: «Ибо вы вкусили, что благ Господь. Приступая к Нему, камню живому, человеками отверженному, но Богом избранному, драгоценному, и сами, как живые камни, устрояйте из себя дом духовный» (1 Пет 2:3-5).

Отец Михаил говорит, улыбаясь: «У нас все послушания исполняются с радостью и благодарностью Господу: иной раз прихожанки швабру друг у друга отнимают, спорят, кому полы мыть. Так что право ухаживать за подсвечником или взять в руки швабру на нашем приходе почетное. Многие стараются тайно храму помогать».

                                Приходское хозяйство

 На приходе Благовещенского храма в Крутых Хуторах возрождается почти утраченная в наши дни традиция совместной трапезы прихожан после богослужения. «Это очень хорошая традиция, которая способствует сплочению прихода, – уверен отец Михаил. – Совместные трапезы стали частью нашей приходской жизни, продолжением нашего духовного общения друг с другом во Христе, совместного решения важных вопросов, как это было принято в раннехристианской общине.

Приход постоянно прирастает, хотя понять, как это происходит в отдельных случаях, не всегда возможно. Воистину неисповедимы пути Господни!

ОБЩИНКА… СКИТ… МОНАСТЫРЬ

Сегодня на приходе Благовещенского храма подвизаются двадцать монахинь. Лет десять назад на приходе храма гостил отец Илиадор, келейник старца Илия, который тогда еще предсказал, что в Крутых Хутора сначала будет общинка, потом скит, а после, возможно, и монастырь.

Пока все получается так, как сказал отец Илиадор: общинка есть, монашеский корпус с Божьей помощью практически закончен. Главные хлопоты по его строительству взяла на себя схимонахиня Софрония, которая прежде подвизалась в Древне-Успенской церкви еще во времена приснопоминаемого игумена Афанасия (Медведева), оставившего по себе добрую память в душах многих православных липчан.

«Мать Софрония много трудов кладет на строительство монашеского корпуса, – говорит отец Михаил. – Все время нас подгоняет и торопит: «Давайте быстрей!» Говорю ей: «Ты бы поберегла себя, матушка, все-таки возраст, да и здоровье уже не то, отдохнула бы», – а она мне: «Если я сяду, то умру!» Пожалуй, вам лучше матери Софронии о строительстве монашеского корпуса рассказать никто не сможет».

«Пришла я монахиней в Крутые Хутора пятнадцать лет назад, когда Благовещенский храм только начинали восстанавливать, – вспоминает мать Софрония. – Первым моим послушанием было строительство купели и скважины. Наш отец-настоятель всегда очень радел о больных и переживал, что у нас нет своей купели. И вот Владыка Никон благословил строить купель в честь иконы Божией Матери «Всецарица».

Господь по молитвам Пресвятой Богородицы посылал таких людей, которые очень помогали – без их помощи мне бы с этим послушанием не справиться. Особенно хочется выделить прежнего руководителя ОАО «Липецкгеология» Степана Григорьевича Махотина, удивительного человека, который помог с бурением скважины, оформлением проекта и необходимых документов.

С Божьей помощью у нас после купания в источнике очень много людей исцеляется, в том числе онкологических больных. А не так давно к одной рабе Божьей после купания вернулся слух, который у нее пропал целых семь лет назад. Богу все возможно: надо только верить и молиться.

Когда построили купель, батюшка Михаил благословил меня браться за монашеский корпус. Наша местная администрация выделила приходу землю, и мы всем миром стали строить здание. Не раз во всевозможные тупики и безвыходные положения попадали. Хотя нам только казалось, что они безвыходные: Владыка Никон всегда подсказывал, как из таких ситуаций выходить. По его молитвам все проблемы решались!

В первый год мы заложили фундамент, во второй – сложили коробку, а сейчас уже ведем внутреннюю отделку. К сожалению, в три года, которые по договору аренды земли были отведены нам на строительство, мы уложиться не смогли. Поэтому договор был продлен на год, в течение которого строительство должно быть закончено.

Теперь молимся, чтобы успеть: ведь если нет воли Божьей, то ты хоть лоб расшиби. В настоящее время уже подведено отопление, подана электроэнергия, осталось только воду подвести.



                                                    Матушка Софрония с певчими храма

Строительством монашеского корпуса только и живу! Это мое детище, о котором заботишься день и ночь. Мне-то для себя ничего не надо – вообще ничего. Только бы спастись – хоть с краюшку, да в раюшку… Вот уже готовим технический паспорт. Слава Богу за все!» – подвела итог матушка.

ПОЕМ ВО СЛАВУ БОЖЬЮ

Крутые Хутора славятся своими хорами – как детским, так и взрослым, которые на всевозможных смотрах и конкурсах регулярно занимают призовые места, выступают на концертах в Епархиальном управлении, поют на архиерейских богослужениях, когда они совершаются в Крутых Хуторах и других храмах благочиния.

«Мы не ради высоких мест и наград поем, а во славу Божью. Мне нигде не поется так хорошо, как в Благовещенском храме, – говорит регент хора Максим Кокорев, выпускник консерватории и профессиональный скрипач».

Максим начал петь в церковном хоре еще в Воронеже, где учился в музыкальной академии, а в Крутые Хутора попал, по его словам, по милости Божьей: «Одна моя знакомая пригласила меня как-то сюда. Я приехал, и моя душа тут так и осталась. Господь собрал в нашем хоре людей абсолютно разных, но которые идеально подходят друг другу — всех объединяет любовь. Оно и не удивительно: отец Михаил нам часто напоминает, что первые христиане отличались тем, что у них была любовь, благодаря которой они и выжили в те времена страшных гонений на христиан».

Примечательной особенностью молитвенных песнопений в Благовещенском храме является то, что в них принимают участие все присутствующие на службе.

 

 

«Вы, наверное, обратили внимание, что в нашем храме все прихожане поют? – спрашивает регент хора. – Всем раздаются листочки с текстом песнопений, которые можно после службы взять с собой, что к следующему разу выучить. Я заметил, что когда все поют, хору намного легче. Это очень важно! Сразу же ощущается соборность и чувство единого служения Богу. Листочек с текстом – это большая поддержка, благодаря которой прихожанин своим сердцем и душой обращается к Богу. И если мы какие-то новшество вводим, то соборно. К примеру, вставки, на греческом, которые прихожане также быстро разучивают и уже на следующей службе подхватывают. Это одна из традиций, которыми силен наш приход».

А вот хорист Виктор Воробьев профессионального музыкального образования не имеет — он бывший военный, тем не менее уже не раз становился победителем фестивалей православной песни и также является певцом архиерейского хора. Иногда Виктору удается, спев в Липецке на ранней Литургии, успевать в Крутые Хутора на позднюю.

По словам Виктора, он долго писал бардовские песни, а потом как-то встретился с Александром Викторовичем Черниковым, регентом архиерейского хора, который пригласил его на концерт духовной музыки, а затем и к себе в хор. «Так я и попал в церковь, а уже после душа привела сюда, в Крутые Хутора. – рассказывает Виктор. – Как-то я поехал на Соловки и оказался в одной группе с протоиереем Михаилом Чепелевым, и после этого мы с ним уже не расставались».

Был в жизни Виктора Воробьева один период, который многое изменил: «Где-то после тридцати лет я почувствовал себя нехристью. Не знаю почему, но это слово засело у меня и в голове, и в душе. А потом стало и вовсе невыносимым: как это, в России живешь, а сам нехристь! И я в 33 года пошел креститься – сам, без всякого принуждения! Стал в храм ходить, причащался, да и песни после этого у меня пошли уже совсем другие.

Впрочем, воцерковление шло непросто – поначалу я даже не понимал, что делаю. Как-то священник у меня спросил: «Ты к Причастию готовился? Каноны читал?» Я в ответ: «Какие еще каноны?» Немая сцена. Священник всё понял и сказал: «Хорошо, я тебя причащу, но только ты ко мне подойди после Литургии». И когда мне объяснили, как готовиться к Причастию, я уже начал делать все осмысленно.

Когда однажды я рассказал знакомым монахам, что почувствовал себя нехристем, они дружно рассмеялись и сказали: «Кто-то в твоем роду молится за тебя, брат. Просто так этого не бывает! Такие мысли не приходят ниоткуда». После этого я стал собирать информацию о своих пращурах и выяснил, что мой прадед был священником, а у них в те времена было по десять детей. И, наверное, кто-то из них стал монахом, а они, как известно, за весь род молятся!

В детстве, помню, часто бывал у деда в Юрьеве-Польском, где до сих сохранились храмы с росписями Андрея Рублева. Тогда они стояли открытые, службы в них не совершались, мои сверстники в них бегали, а я бегать почему-то не мог – стану у порога и слушаю. Что я слушал? Это я сейчас понимаю, что служба на небесах идет постоянно, даже если храм разрушен, но разве я мог знать это в детстве?!


ЛЮБОВЬ ВСЕ ПОКРЫВАЕТ

Директор воскресной школы при Благовещенском храме Надежда Гаврилова стала его прихожанкой восемь лет назад.

«Так сложилось в моей жизни, что у меня духовное и кровное родство с Оптиной Пустынью, – рассказывает Надежда. – Я замужем за братом оптинского архимандрита Антония, у которого, конечно же, окормлялась, частенько бывая в Оптиной. Сами мы живем в селе Вербилово и как-то раз, когда в нашем храме не было службы, приехали в Крутые Хутора.

Только я переступила порог Благовещенского храма, как сразу ощутила хорошо знакомый мне родной оптинский дух. Сильное впечатление произвели проповеди отца Михаила. Так мы и прилепились к местному приходу, в котором правит любовь.

Приходская жизнь в Крутых Хуторах отличается также и своими традициями, в частности, свадьбами по православному обычаю. У наших молодых прихожан уже несколько семей сложилось. Первую свадьбу сыграли в 2014 году – и не в ресторане, не в кафе, а в нашей трапезной. После венчания в храме молодожены получили подарки от батюшки, клироса и общий подарок от всех прихожан. И мы, конечно же, устроили для них концерт духовных песнопений.

Уже четыре свадьбы такие были: благочестивые, без пошлости и распущенности, без вульгарных ведущих, без громогласной музыки и пьяного пения. Впрочем, у нас на свадьбах есть ведущий, но не такой, как привычный многим сегодня тамада, а который ведет программу красиво и на хорошем русском языке.

Я тружусь на клиросе вместе со своей дочерью Дарьей, а мой сын Антоний прислуживает в алтаре. Года три назад батюшка Михаил благословил меня вести занятия в воскресной школе. И хотя у меня нет педагогического образования, Господь помогает.

Выступление приходского хора на Рождественской гостиной в актовом зале Епархиального управления, 2016 год

Мы не раз с успехом выступали на Рождественских и Пасхальных гостиных, участвовали с детьми в епархиальных конкурсах рисунков, изделий, конечно же, в певческих конкурсах, занимали призовые места. В воскресной школе у нас также есть свои традиции: ко всем большим праздникам мы устраиваем концерты – приучаем детей во всех своих дарованиях славить Бога. Отмечаем дни рождения, поем многолетие. Господь помогает: наши дети все умеют: сами накрывают на стол, сами убирают, прекрасно ладят друг с другом.

Любви на приходе в Крутых Хуторах с избытком, что особенно важно в наш жестокий, прагматичный и беспощадный век всевозможных конфликтов. Любви не хватает в мире, а она покрывает все, дает силу жить.

                                                    Крестный ход на Воздвижение, 2016 год

Это созидающее чувство и каждый наш прихожанин стремиться стяжать это важнейшее христианское свойство, о котором так проникновенно говорит Апостол: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит» (1 Коринфянам 13:4-7) .

Просмотров: 731